The Flight To Nowhere

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Flight To Nowhere » Alternative reality » От судьбы не уйдешь, если ушел, значит не судьба


От судьбы не уйдешь, если ушел, значит не судьба

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s2.uploads.ru/x5k3r.jpg

Дата, место: декабрь 2010. Галифакс, Канада.
Участники: Рокки Деймос, Аннета Деймос.
Сюжет: А вы верите ли в волшебство? Действительно думаете, что Рождество, Новый год да и просто вновь наступившая зима сможет что-нибудь поменять в вашей жизни? Возможно ли то, что люди называют чудом? Или вы скидываете всё на проказы судьбы. Мол, от нее не уйдешь, и что бы ты не делал, ты ничего не сможешь изменить…
Примечание: доброе старое отсутствие способностей и вообще существование их.

+1

2

Этот город. Такой родной. И такой ненавистный. Ты его ненавидел, когда пришлось переехать сюда, но у тебя ведь не было вариантов. Либо ты здесь, либо ты бомж в Детройте. Но со временем начинаешь осваиваться. Начинаешь втягиваться. Первый раз это чувство посетило тебя, когда ты посетил гавань, ты еще такого не видел.
Океан. Он поглотил тебя с головой. Приходишь каждый день. В такой поздний час тут больше никого нет, кроме тебя. Просто садишься на пирс и смотришь куда-то вдаль. Где-то, сквозь несколько тысяч километров снова начинается суша, и кто-то, может, так же смотрит в твою сторону, пытаясь увидеть хоть что-то кроме темно-синей глади, заполоняющей все вокруг. Она везде, под твои болтающими ногами, даже за твой спиной, но ты не рискуешь зайти в эту неизведанность. Ты не привык доверять таинственности. Океан был так близок, он был прямо перед тобой, но он был так далеко…. Ты так и не зашел в него….
**
Звук будильника. И ощущение, что по тебе кто-то ползет.
-Что я говорил насчет ранних подъемов? Так вот, Бог тебе ничего не подаст…. Даже не надейся. Я тебе больше скажу, он даже не знает о твоем существовании и о том, что ты чтишь его заповеди, так как ему насрать, - он пытался скинуть с себя Воланда, который в ответ жалобно посмотрел на него всеми четырьмя парами глаз.
-Значит, ты верующий? Ну, если это тебе дает какие-то силы, то как хочешь, меня ты все равно не убедишь, - Рокки встал с кровати и начал собирать свою одежду разбросанную на полу, и вытягивая через голову старую футболку, оставшуюся еще с чемпионата по хоккею, он берег ее как зеницу ока. Она была единственная чистая футболка в его арсенале. А возможно и вообще единственная. Кто знает. Точно не он.
-Или ты просто хочешь жрать? А ты не думал, чего хочу я? Нет? А почему? Ты такой эгоист! Вот возьму и не буду тебя кормить, - он снова посмотрел на своего паученка-птицееда, который следовал за ним по квартире к своей кормёжке.
- А ты вообще в курсе, что ты сам должен ловить мышей? – Деймос достал из небольшого стеклянного аквариума упитанную мышку с глазами-бусинками, она тоже не хотела умирать, но это было невозможно. Кто-то ведь должен умирать. Ради других. Быть пищей хищных созданий. Не самый худший конец, хуже, когда ты в этой жизни не принес ничего полезного, даже своей смертью. Ведь кто-то плачет, а у кого-то радость на душе. Это просто естественный отбор, просто иногда его кто-то подталкивает, а дальше все дело представляется сущности созданий, столкнувшихся с этим.
Воланд, будучи голодным, вряд ли слушал Рокки, он не сводил глаз с его руки, пальцы которой сжимали тоненький хвост. Она была даже не оглушенной, живее всех живых. Живая плоть.
Опустив жертву на пол перед Воланом, кажется, она не знала, что делать. Бежать? Но куда? Она остановившись смотрела на того, кто сейчас переварит ее в живом виде. Мир действительно жесток к тем, кто слаб, кто просто станет чьей-то пищей.
Рокки не стал смотреть продолжение, он и так проспал, да и это будет происходить достаточно долго, мышь будет убегать, как и заложено в ее природе, но долго она не протянет.
-Приятного аппетита, - он громко сказал, кинув фразу через плечо и открыл холодильник.
- Интересно, чем бы мне позавтракать? Молоком, молоком или молоком? – он пошарил по карманам, - пиз*ец, даже сигарет нет, - резко захлопнув дверь, он направился к выходу, захватив по пути куртку.
Лифта сроду не было в таком доме, поэтому это было частью зарядки – спуститься, а потом подняться по лестнице на 5ый этаж. Если бежать, то это было не так изнурительно. Только нужно было выйти немного раньше, чем выходят остальные, во-первых, чтобы не сбить, во-вторых, там хрен разойдешься, в ширину пролета вместе с ним пролез бы только очень, очень маленький ребенок.
Вылетев из подъезда он почувствовал, как холодный ветер пронизывает его тело. Застегнув куртку до самого подбородка ничего не изменилось. Ветру было похер, что людям холодно, и что они идут на работу, особенно на тех, кто ИДЕТ на работу. А пешкарить не мало…
Идешь по тротуару, на котором еще сохранился слой снега, ты первый шагаешь здесь сегодня. Проходишь дом за домом, в их окнах еще горит свет, кто-то собирается в школу, кто-то работать, а кому-то может просто не спиться. А ты лишь пытаешься натянуть ворот куртки хоть еще немного повыше.
Вот стал виднеться круглосуточный магазин, ты забегаешь, чтобы хотя бы немного согреться. Дышишь на руки. Помещение практически пустое. Достаешь из кармана немного денег и подходишь к кассе. Милая продавщица, но по ее заспанному взгляду видно, что ее это уже достало. Все эти люди, которые пытаются к ней клеиться, ей просто хочется спать, но работа обязывает.
Без лишних слов и действий покупаешь пачку сигарет и нехотя выходишь обратно. За эти минуты, кажется, что-то изменилось. Все оживилось. Стало чуть светлее.
Нужно продолжать путь, но ты достаешь из кармана сигарету и делаешь затяжку. Мимо тебя проходят люди. Они торопятся по своим делам, а ты просто наслаждаешься моментом. Тебе ничего не нужно, ты наверное, даже счастлив.
А вот и симпатичная собачка, только, кажется ей ты не очень нравишься. Да, ты был прав. «Жопой чую, что не хорошо это».
Действительно, она летит на тебя, а ты может только и сделать то, что немного отпрыгнуть с его траектории прыжка. И в этот же момент с крыши слетел целый сугроб, но уже не на тебя. «Вот это везуха».
-Ты б его хоть держала бы что ли нормально, - Рокки любил собак, и собаки его вроде тоже, но бывают же в жизни исключения. Он так похож на еду? Или плюшевую игрушку, которую можно грызть? Молодая девушка отозвала своего песика. Шустрый малый. Но ведь послушный.
-Вот ведь охота выгуливать его в такую рань, - бубнил себе под нос Деймос, продолжая свой долгий путь.

+1

3

Летит время. Несколько лет ты уже живешь в этом городе, к которому всё ещё относишься с недоверием. Ты не доверяешь этим тихим улочкам, этим огромным паркам, этим вежливым людям и этому невыносимому климату. Ты до сих пор так и не привыкла к этой длительной зиме, к этому пробирающему до костей холоду. Каждый год тебе не хватает ума купить нормальную куртку, а не жалкое подобие зимней одежды. Дома бы тебе этого хватило, а здесь нет. Здесь ветер задувает во все открытые места, а руки без теплых варежек или перчаток просто норовят отвалиться. Иногда тебе просто тупо хочется стать собакой, как твой пес. Таким же беззаботным и теплым. Чтобы не было никаких дел, можно было сидеть дома целый день и совсем-совсем не бояться холода. Не бояться, что скоро отключат отопление и тебе снова придется перелезть в толстый свитер. Не бояться того, что ты опоздаешь на работу и придется бежать по этому изнуряющему холоду, хватая ртом морозный воздух. Тебе не нужно бояться практически ничего. Разве что потери хозяина. Но в большинстве своих случаев тебе этого не грозит.
Был обычный, даже рядовой, хмурый день. Как всегда просыпаешься в темноте, от того, что твоя собака упорно дышит тебе в лицо.
- Ну чего тебе?  - открываешь заспанные глаза и смотришь на это большое, но очень доброе животное, - ладно-ладно, я уже встала, - пытаешься сесть на кровати и снова падаешь на подушку, - почти, - скашиваешь глаза на пса. Он так смотрит, что чувствуешь себя в чем-то виноватой, хотя точно знаешь, что ничего такого и не делала вовсе, а потом вспоминаешь, вчера вернулась поздно, а пес тебя потерял. Когда ты вернулась, первое что ты заметила, это пса, который сидел напротив двери и ждал тебя, а ты не торопилась. Ты не торопилась домой, к нему, а он ждал. Вот и чувство вины, неприятное и даже какое-то липкое, - я больше так не буду, - искренне обещаешь ты, а собака начинает радостно вилять хвостом и снова лезть в лицо.
- Пушок, ну перестань, а, - слегка отодвигаешь собаку и садишься. А пес всё так же дружелюбно и немного любовно глядит на тебя, как будто чего-то ожидая.
Тебе ведь специально его подарили, что бы ты не чувствовала себя одинокой. Чтобы тебя всегда кто-то ждал и следил за тобой. Если бы не он, ты давно бы забила вставать в такую рань. Ты ведь всегда была соней, а что изменилось? В этом холодном климате спать хотелось ещё больше, а утренние подъемы в темноте вгоняли в тоску, постепенно переходящую в депрессию. Однако собака не позволяла тебе унывать. Упорно поднимала и тащила на улицу, заставляя бегать и валяться в снегу.
Пока девушка пыталась натянуть на себе всю ту одежду, что нужна дабы не околеть, Пушок уже пришел с радостным видом, держа в зубах поводок.
- Ещё двадцать минут, у меня есть двадцать минут, - сказала она, глядя в глаза собаке и показывая на часы, что висели напротив кровати. Пушок не стал ждать с моря погоды, он понял, что гулять они пойдут позже, а значит само то, вытрясти с неё завтрак. С важным видом хозяина в доме, он пошагал на кухню. Анна обогнала его на повороте, что бы потом долго и мучительно не обходить, протискиваясь мимо стола, и открыла холодильник.
- держи, вечно голодная моя собака, - пес и не заметил, как проглотил то, что ему дали, - не надо на меня так смотреть, у тебя ещё полная миска. «Кстати да, надо корм купить, иначе вечером он съест меня» - отметила она про себя.
Аннет вспомнила, как ей привезли такого маленького, как-будто плюшего щенка, как он смешно перекатывался, не успевая за ней, как он спал у неё под боком. А теперь не прошло и полгода, как этот плюшевый медвежонок превратился вот в такую огромную собаку, наводящую ужас на всех и вся. Не объяснишь же людям, что на самом деле он добрый и вовсе не собирается откусывать вам очень нужную правую ногу, не объяснишь же, что ему и дела до вас нет, он просто идет рядом, делая важный вид почти-то графа, никак не ниже, состоящего в должности рыцаря.
По пути Анна заглянула в окно, посмотрела на градусник, ужаснулась температуре, но никуда не денешься. Придется выйти из теплого дома на улицу, пройти почти два квартала пешком. А ещё с собакой погулять.
- Идём? – кричишь из коридора, успевая натягивать теплые сапоги. Залетает пес, пытаясь сбить тебя с ног, - осторожнее, - он садиться в уголке, извиняясь, - да ладно тебе, - поглубже одеваешь шапку и завязываешь шарф, старательно закрывая все те места, куда так любит попадать ветер – между курткой и шарфом. Затем берешь поводок, пристегиваешь к ошейнику и вот вы уже довольные друг другом выходите на площадку. Держа одной рукой поводок, закрываешь двери.
- лестница, ты серьезно? – Пушок, как будто бы кивает тебе головой. – С восьмого этажа? Издеваешься, да? – но страдальчески выдохнув, всё-таки идешь. И вовсе всё было не так страшно, тебя так быстро протащили, что ты успела только запыхаться, не почувствовав всех этих восьми этажей.
На улице действительно стоял мороз, градусник не врал. Порывы ветра вздымали колючий снег, который летел в лицо, заставляя жмуриться. Что говорить, всё-таки ты не любишь зиму. Особенно вот такие дни, ветреные и холодные.
Вы спокойно идете в сторону магазина, радуясь обществу друг друга. Снег скрипит под ногами, твои следы остаются на тротуаре, но их тут же сбивают следом идущие люди. Вы заворачиваете в парк, собака удивленно смотрит на тебя, ведь обычно вы ходили в магазин, обходя парк кругом. А тут решили завернуть. Всё просто, деревья защищают от пронизывающего ветра, да и собаке хватит времени для прогулки. Анна отстегнула поводок, на что Пушок отреагировал ещё одним удивлением. Утром его никогда не отстегивают. Времени мало, он знает. А тут отстегнули. Ну ладно, ваша воля. Пес убегает, а ты стараешься скрыть лицо от ветра и засовываешь замерзшие руки в карманы. Смотришь на мимо идущих людей, ты почти всех знаешь, здороваешься, мимолетно жалуетесь друг другу на холод, встречаешь соседа, тоже с собакой, он улыбается, но быстро уходит, утянутый в сторону очередной интересной палки.
В конце парка, ты подзываешь пса, он послушно подходит, дает снова пристегнуть поводок. И дальше вы идете, как и до парка. Но уже быстрее, потому что замерзли. Идете никого не трогаете. Но тут пес отчаянно начинает рычать и вырываться, а с его весом ему это в общем-то удается, пытаясь укусить мимо проходящего мужчину.
- Эээ, - притягиваешь Пушка назад, тот послушно возвращается, уже забывая об этом крохотном инциденте. Вы слегка подпрыгиваете вместе от падающего с крыши снега, ты переводишь дыхание, - иди рядом, - с начала обращаешься к собаке, а затем  с виноватым видом к мужчине, - извините, - и вы расходитесь, как ни в чем не бывало, - слушай, друг, веди себя хорошо, ты же воспитанная собака, - он заглядывает в глаза, и вы заходите в магазин греться. Ведь вам ещё предстоит идти обратно, а потом ты из дома по холоду побежишь в институт, сжимая в руке уже ручку от сумки, ожидая как бы поскорее заскочить в знакомые двери и снять с себя холодную и застывшую куртку.

+1

4

Тебе просто холодно, но зайдя в относительное теплое помещение клиники разница весьма заметна. Через какое-то время даже кажется, что ты отогрелся. Твое тело побеждает дрожь по всему телу и температура вновь становиться стабильной. Как будто ничего и не было. Все как прежде.
В белом коридоре ярко горел свет, здесь еще почти никого не было, сторож, который проснулся от хлопка двери, и пара людей таких же как ты, они просто далеко живут от рабочего места. Они приезжают на своих машинах, занимают парковочные места и спокойно идут работать, пока остальные, возможно, только собираются выходить из дома. Ну вот бывают такие люди, Рокки частично к ним относился. Но частично только потому, что не имел авто и добирался на своих двух. А так ему нравилось приходить одному из первых, в одиночку оставлять свои вещи в шкафчике, переодеваться. Эта божественная тишина. Пока еще есть время ей насладится до того как здание клиники наполнится персоналом и пациентами. Их голоса, звуки шагов, мелодия на телефоне, даже движение лифта сквозь этажи – все переплетается между собой, создавая один единственный шум, в котором ничего не возможно разобрать.
Его на рабочем месте трудно было признать за него в обыденной жизни. Он становился ммм интеллигентней. Убирал волосы, если успевал, даже брился. Приводил себя в порядок. Иначе его грозились уволить за неподобающий внешний вид. Но если бы заведующий отделением был мужик, он наверняка бы и слова не сказал. Как будто от красоты он умнее станет.
Да, конечно же, люди любят и тянутся к опрятным людям, но животным? Может им хоть посрать на внешний вид? Животные. Они не смотрят на твою обложку. Они будут любить тебя за то, что ты их кормишь. С людьми чаще такое не проканывает. Уже прошли через это. С животными и намного проще. Они не будут просить новых шмоток, истерить, говорить, что надо помыть посуду или побриться. Это официальная версия. Именно эта версия звучала из его уст, уже настолько надоевшего собеседника. Другого варианта не слышал никто, но наверняка он был. Да только кому какое дело. Людям нужны просто ответы, им не важна их достоверность, когда это касается другого человека. Они только хотят рассказать о себе, показать такого хорошего «я».
Сегодня предстояла работа с бумажной волокитой… Так как кто-то откладывал это все на последний день. До праздников нужно срочно все разгрести.
-У тебя завтра ведь выходной, вот и сделаешь все, не запаривайся, - сказал Джон, увидев грустное лицо товарища, смотрящего на гору непонятных бумажек.
-Выходной на то и выходной так-то, да проблема то, напишу чего-нибудь, - Действительно, все равно никто не сможет прочитать, да? – в коридоре раздался грубый мужской смех.
-Слушай, мы тут сегодня собираемся посидеть у меня. Жена уехала к теще вместе с Элен. А сегодня ведь матч! Тем более мы уже договаривались на прошлой неделе, так что пойдешь, - Джон просто вел увлекательный разговор сам с собой, ему, кажется, и не надо было ответа. Он резко решил пойти «работать» и не дав ничего сказать Рокки просто кинул фразу через плечо, - пивка захвати.
-А что, хорошая идея, на халяву пожру, - Деймос взял все необходимое и пошел в кабинет.

+1

5

Вместе с тобой в здание попадает холод. Студенты ежатся, плотнее закутываются в кофточки и натягивают рукава до отказа. Гардеробщица, как всегда, мило улыбается и поглядывает, как ты быстро разматываешь шарф, который уже начал отдавать тебе холод, что впитал, затем ты суешь сумку первому встречному и, за капюшон, как удается только вам, студентам, снимаешь куртку. Милая гардеробщица не торопясь отдает тебе номерок, и ты убегаешь на занятиях. На коих ты позорно, разморившись от тепла, начинаешь засыпать. Вы то и дело позевываете, лениво, между строчек, записывая лекцию. Откуда-то сзади уже доносится мирный храп и сопение, преподаватель даже как то тише начинает говорить, дабы не мешать спящему, понимая, что вы все просто недосыпаете, постоянно мерзнете и не успеваете поесть.  В этой тишине становится слышно, как кто-то играет в карты, отгоняя сон, кто-то очень быстро тыкает эсэмэски и улыбается чему-то, кто-то рисует на полях, ведь так быстро ни один человек ещё не научился писать. Ты поглядываешь на подружку, вы иногда перешептываетесь, но, в общем-то, стараетесь слушать старенького профессора, который пытается в ваши глупенькие головки уже который год впихать знания.
На передышке вы бежите сломя голову, на ходу пересказывая какие-то «сказки» из учебника, что читали вчера, делитесь мнениями о том, стоит ли оставаться на скучную и ненужную пару. Было бы тепло – вы бы несомненно убежали, но сейчас то холодно, и вы пытаетесь себя убедить, что можно и сбежать, нужно лишь найти куда. Заявишься рано на работу – всех заинтересует, почему ты не на парах, да и охранник в низу быстро умерит ваш пыл. Но вы таки решаете сбежать. И вот, когда все медленно, но верно тянутся к аудитории, вы, смеясь и дожевывая кусочек булочки, бежите к гардеробу, придумывая оправдания, почему вам очень нужно уйти.
Преодолев все преграды, вы идете по городу, то и дело поправляя сумки, которые вы, как школьники, несете через плечо.
- а мы на сегодня в клинику записались.
- что случилось? Всё же в порядке было! – Маргарет пытливо изучает твоё лицо, пытаясь заранее определить, что же случилось с твоей собакой.
- Да не пугайся ты так, прививки нам ставить пора, - ты улыбаешься, подтягивая шарф совсем на подбородок, - блин, как же сегодня холодно, совсем мне не улыбается пешком тащиться, а с моей собакой – двойное удовольствие…
- У тебя не собака, а ангел.
- Ангел, - Аннет хмыкнула, - этот ангел сегодня пытался откусить какому-то мимо идущему мужчине ногу.
- Он же никогда и никого?
- Не понравился он ему, ведь до этого мы шли абсолютно мирно, - вы идете, постепенно разговор с собаки переходит в какое-то другое русло, из этого русла в третье и так на сто двадцатую тему за несколько минут, только вы, девушки, так умеете.
Вы мерзнете, но всё равно идёте, заглядывая в книжные магазины и просто так, за не зачем, спрашиваете редкие книги. У вас совсем нет ощущения зимы, а ещё совесть за прогулянную пару вас совсем не мучает, не в первый раз и не в последний вы сбегает. Таков уж закон: дай бог к середине дня все потянутся, а в конце снова схлынут. И вы, вроде бы умные и старательные студентки, как раз находитесь в числе уходящих под конец. Прогулы затягивают. Когда все учатся, вы гуляете, строите глазки, на ходу жуете и смеетесь над кем-нибудь или чем-нибудь.
Замерзнув окончательно, вы уходите в парк, где как дети малые, беситесь и валяетесь в снегу, не оставляя шансов куртке выжить. Зато тепло, хотя, несомненно, мокро.
Они валялись в снегу, смотрели на серое небо, ловили снежинки.
- Кажется, я опаздываю, - Аннет встала, отряхнула куртку и шапку от снега, подняла подругу и решительным шагом пошагала в сторону дома. Маргарет и вовсе не надо было к ней домой, но сопротивляться было бесполезно, поэтому она – таки оказалась у неё дома. 
***
В клинике, куда они так старательно тащились, пытаясь не перепугать половину населения, оказалось всё совсем не радужно. Когда Анна подошла, чтобы забрать свою карточку, оказалось, что они записаны к какому-то чужому и непонятному доктору, а вовсе не к старому и привычному. «Час от часу не легче».
- Но ведь собака совсем его не знает.
- Ничего, узнает.
- Но я бы хотела, чтобы мы всё-таки попали к Доктору Кливленду.
- Он сегодня не принимает, - как бы между делом сообщила медсестра, которой вовсе было не до Аннет. А та уже потихоньку начала кипятиться.
- Да твою… когда я вчера звонила, всё было просто превосходно, а сегодня я узнаю, что его блин, черт, нет! – пока она гундела, ей тихим сапом сунули в руки бумаги и отправили. «Черт! Мне ещё проблем с другим врачом не хватало! Сейчас начнется как всегда…»
Она сидела в очереди к тому же. Ибо их время автоматически при перенесении в расписание к другому врачу аннулировалось. «Кажется, я просто так зубами вырывала это время. Меня однозначно уволят. Одно радует, с собакой проблем не будет»
Всё оказалось  не так страшно, их очередь подошла довольно быстро и, судя по счастливым лицам хозяев, бояться им было и вовсе нечего.
- Иди, иди, - она впустила впереди себя Пушка, чтобы не застрять вместе с ним в дверном проеме, - Здравствуйте, - не так вежливо, как хотелось бы, но уже и не так зло, как было бы зайди они сюда сразу же. Анна подала доктору, как его там, документы и села на стул, без приглашения. Стоять она однозначно не собиралась. Но стоило мужчине придвинуться на пару шагов ближе к собаке, как тот, не потерпев такого оскорбления, его лишили личного пространства, зарычал и попытался съесть доктора. Бояться было чего. Очень даже.
- Ну? – она оттащила собаку к себе. Пушок покорно сел рядом, продолжая рычать на доктора. «Вот именно по этому я хотела к Доктору Кливленду»..

+1

6

Вот что за закон подлости? Эти люди тоже откладывали все на последний день? Почему сегодня так много народа? Они шли один за одним вот уже который час. Но собачки хорошие. А люди? Он на них и не обращал внимания, только если они начинали с ним говорить, а это самая нелюбимая часть процесса в работе.
Но ведь эта работа…. Может она доставляла ему удовольствие, она была ради души, не денег. Рокки не мог понять, как можно заниматься нелюбимым делом всю свою жизнь, насколько же человек несчастен и глуп. Каждый день просыпаться и ненавидеть свою жизнь, в которой он сейчас пойдет на работу. Глупо тратить на это свои дни, свое время, которое к тебе уже не вернется.
Ты уже битый час заполняешь осматриваешь животных с фирменной фразой «не беспокойтесь», вот что его радует в людях, они так же верят только своим питомцам, заботятся о них, хотя бы за это их можно уважать. Но в остальном, нет.
Похоже, с завалом бумаг придется разбираться дома. И к Джону тоже бы неплохо сходить…. Оставить все на завтра? Нет, плохая идея, плохая. Нужно хоть что-то сделать. Главное начать, а потом втянешься, так всегда бывает.
Вот еще один «песик». И дамочка, озабоченная его здоровьем.
Он только успел открыть тетрадь, как пес кинулся на него. Но девушка не на столько оказалась хрупка. Странно это. Ему что-то не нравится. В нем.
-Он на всех так кидается? – Рокки проверил, что прививки все есть и собака отличалась наилучшим здоровьем, - и на что, собственно жалуетесь?
Деймос пригляделся. Он, кажется ее сегодня видел. Это, наверное, именно она же, что и была утром, когда он чуть не оказался под сугробом снега, скатившегося с крыши.
Действительно. Пес определенно был тот, а ее он как-то и не рассматривал. Мало ли людей встретишь пока идешь на работу.
-Что наблюдали кроме агрессивного поведения? Отсутствие аппетита, жидкий стул? Хоть что-то, - Рокки ловко одел одноразовые белые перчатки и встал со своего почти развалившегося кресла.
Не делая никаких резких движений он подошел к Пушку, имя которого он уже узнал, позволил себя обнюхать.
-Ну вот и чего ты так меня не любишь? – с ноткой сожаления произнес Рокки, начиная диалог уже с собакой, с животными ему было проще разговориться, чем с людьми. Пушок как-то успокоился, хотя сам был на стороже. Он лишь произнес негромкое рычание за замкнутыми зубами.
-Не бойся, Пушок, раз твоя «мама» привела тебя ко мне, ты должен смириться, и пока ты мне не дашь выяснить, что с тобой, ты будешь видеть мою рожу, - Деймос нашел общий язык. Похоже, они друг друга поняли.
-Ты может кушать хочешь? – какого хрена у него в кабинете собачий корм? Это как в кабинете у педиатра есть куча игрушек, чтобы успокаивать маленьких детишек. И тут так же. Еда, доверие, они тесно связаны.
Хоть Пушок и не захотел съесть аппетитно пахнувший корм из руки, но они уже перешли на следующую стадию, он все равно съел этот кусочек, который Рокки оставил возле него. Кстати, корм действительно вкусный, Рокки бы не дал собаке что-то непроверенное. Собой. Ну и остальными ветеринарами. Но только они пробовали на собаках…. А если человеческий желудок переварил, значит менее привередливые создания тоже.
-Похоже, у него аллергия, - Рокки заметил небольшое покраснение в области его носа, - явление не частое, но возможное, ничего страшного, главное понять на что, и у меня есть одна гипотеза, дома кто-нибудь курит? Или из близкого окружения? – Деймос достал из кармана сигарету и поджег не обращая внимания на табличку «no smoking». Неудивительно что Пушок сразу же отвлекся от своей еды.

+1

7

В кабинете Аннет совсем, окончательно, отогрелась. Но всё равно в большинстве своем только молча наблюдала. Не любитель она была трепаться с незнакомыми людьми. Проверенная компания – куда лучше. Там не просто можно рот открыть, там его можно даже не закрывать в течение всего времени, что вы вместе. А в таких местах, как больница, она тем более предпочитала заткнуться и говорить только тогда, когда просят. И вообще, вон собака – пусть с ней и разговаривает, как хочет. Пушок – он очень умный, он всё понимает, ответить, конечно, жаль, не может, но если вы постараетесь, то вы его поймете.
- Он на всех так кидается?
- Нет, он вообще спокойный, - она пожала плечами, - но вот вы ему, определенно, не нравитесь. Девушка присмотрелась к врачу и поняла, что этот тот же самый мужчина, которому утром они пытались отгрызть полноги, которая ему, кстати, и не очень - то нужна. Всё равно врач. Прекрасно справился бы и без ноги, например, левой. Зачем ему? Руки да, руки всем нужны. И мозг. Мозг это вообще самый важный орган. Хотя живут же люди и ничего. А нога… что нога… с мозгом она вообще вне конкуренции. А что, ему бы пошло с одной ногой. Определенно. Может, ему её всё-таки откусить?!
Аннет отвечала на вопросы этого… как его.. доктора Деймоса, во, перебирая в голове всех, кого в последнее время невзлюбил Пушок. Соседка вон, например. Миссис Лорри. Препротивнейшая особа. Но она и самой Аннет то не нравится, что уж говорить про собаку. Ходит вся такая, фифа, в глаз периодически заехать хочется. Не живи они на одной лестничной клетки, может быть, и сложились у них отношения, а так, простите. А вот, да. Интересный случай, Пушок очень любил Тома. (да-да, именно любил, в прошедшем времени. И нет, с Томом всё в порядке, у него и ноги обе целые) Всегда первый бежал его встречать. А тут что-то случилось. Не ладят они в последнее время. Просто никак. Как будто, если бы они оба были бы людьми, между ними черная кошка пробежала. Пушок злится и рычит на него всё время. Теперь Аннет с Томом вынуждены встречаться только в парке и без собаки. А там, знаете ли, особо не погуляешь. Или нос или щеки отморозишь себе. (зато ноги и руки сохранишь)
- Похоже, у него аллергия, явление не частое, но возможное, ничего страшного, главное понять на что, и у меня есть одна гипотеза, дома кто-нибудь курит? Или из близкого окружения?
- Курят, - немногословно, правда? Она глазами проследила все движения доктора…  да черт.. Деймоса. Проследила, как он поджег сигарету и перевела взгляд на табличку «no smoking». И сразу поняла, почему пес стал ему, в общем-то, доверять. Чувствовал он людей, плюющих на запреты, они ему видимо импонировали. Ей часто казалось, что Пушок, будь он человеком, был бы симпатичненькой дамочкой. Ведь именно таких хорошеньких барышень тянет на таких людей – людей, которые не ведают границ; правила? Какие правила?
- Определенно, с сигаретой вы ему не нравитесь. Утром было так же, - она скрестила руки на груди и сама немного отвернулась, пока Деймос не потушил сигарету. Что вы хотели? Собака и хозяйка – два сапога пара.
Значит, они оба не выносят запах табачного дыма. Но если она просто морщила носик и хмурила брови, то собака предпочитала метод борьбы. Правильно, тех, кто ему не нравится, надо в первую очередь лишить ноги. Пушок ты не прав, лишать надо рук. Тогда сигарету нечем будет держать. Нет, этому руки мы отгрызать не будем. Они ему ещё нужны. Он с ними работает. Хотя…
Аннет выслушала Деймоса (упустим слово доктор), вежливо кивая головой и иногда даже отвечая. Сам он тоже не очень-то был разговорчивый. Может быть, следовало оставить его с Пушком наедине? У них вдвоем разговор явно складывался удачнее. Ну ничего, придется Деймосу потерпеть её ещё немножечко. Она не может уйти без документов. Даже обещает эти пять минут не стоять у него над душой. И пока, Деймос что-то там строчил своим типичным подчерком врача, она разговаривала с собакой.
- Ну что, дружок, научимся терпеть курящих людей? Или всё – таки… Нет, давай лучше научимся. Совсем не надо лишать их ног или рук, - она погладила Пушка по голове и пристегнула поводок.
- Всё? Мы можем идти? – она забрала бумаги и повела своего страдальца на выход.
- Слушай, я тебя прошу, веди себя, как воспитанный пес. На улице много народу. И много курящих. Я всё понимаю, что тебе нравится и у тебя вон вдобавок аллергия, дискомфорт, но придется. Знаешь такое слово «надо»? Так вот, надо, дружок, - они собрались, оделись и  снова оказались на улице. Снова ледяной воздух и сильные порывы ветра. Мелкий, острый снег летел в глаза, заставляя жмуриться. Аннет поправила шарф, натянула его уже по самые уши и попросила собаку двигаться к дому быстрее. Ведь ей ещё на работу.
***
На работе её уже ждали. Была гора неперетасованных книг. Классика – к классике, фантастика – к фантастике. Половина книг была настолько тяжелая, что поднять их – это были ещё цветочки, а вот утащить на верхнюю полку… - это уже ряд ягодки. А стеллажи, как назло, стеклянные и такие.. мало устойчивые. Хотя Аннет нравилась это неквалифицированная работа. Особенно нравилось то, что можно брать здесь и книги, и учебники. Почти что библиотека. И далеко ходить не надо. И, кстати, она давно положила глаз на эту книжку в темной толстой обложке. Как только появятся деньги надо обязательно забрать. Лишь бы раньше времени её не увели.  «Вряд ли уведут, сейчас такое почти не читают. Только я у нас, как дурочка, взахлеб читаю всё, что непопадя».
В общем, предстояло трудное дело. Нужно было тяжеленную книгу взгромоздить на самый верх. С её ростом это было весьма проблематично и забавно, со стороны.  А как глянешь на первый этаж – вообще тошно становится. Но надо, так надо. Залезть, то она залезла… «Чую я, не ладно что-то будет… Весь день сегодня какой-то корявый» И действительно...

+1

8

- Вот и в чем, собственно, заключается суть проблемы. Аллергия на табак. Такое я вижу впервые, обычно собаки страдают аллергией на пищевые продукты, которые в них засовывают их хозяины. Или же втихаря могли что-нибудь утащить из ящика, бардачка, шкафа, таблетки, препараты, - Рокки скорее разговаривал сам с собой, но как-то поддержать беседу надо было. Он не знал слушает ли она вообще его.
Вскоре девушка с собакой вышли и он остался наедине с собой. Наедине с документами. Похоже, это последний прием на сегодня. Или нет. Все так любят приходить в 16:50 или в 16:59 чтобы уж наверняка, когда ты уже в коляске и в каске готов к труду и обороне (идти домой и нехера не делать). Но ничего не поделаешь. За эти оставшиеся полчаса могло прийти еще уйма народа. Но может и повезет. И такое бывает.
Кстати, симпатичная девушка. Он задумался об этом только сейчас. Каштановые локоны, которые явно прибило шапкой, явно испортив прическу. Теплая одежда, что в общим актуальна нынче. Темные глаза спрятанные за этой стаей черных ресниц. Он четко запомнил ее образ. Запоминающийся, наверное. А он даже не знает ее имени. Так и не спросил. Даже не подумал об этом. А документы были только на собаку, ничего и не узнать, он и не заглядывал в строку «хозяин». Да и это как-то раньше и не имело значения. И вряд ли теперь узнает. Странный немного день. Но в этом что-то было. Определенно.
-Неужто никто да и не придет? – Рокки выглянул в коридор. Абсолютно пустое помещение. А нет. Вот сосед-коллега вышел из кабинета. По пути он заворачивал на свою и без того толстую шею вязанный шарф. Лицо его было красное, словно он бежит уже километр, хоть еще и не добежал до лифта, расстояние до которого было не больше 30 метров. Он что-то крикнул сестрице в белом аккуратном халатике и забежал в одиноко стоящий лифт.
-Первый ушел, - задумался, - к жене так не бегут, - после секунды молчания, - ай-яй-яй, ты ж женат. Нехорошо, - Деймос покачал головой, зашел снова в кабинет, взял папку с документами, аккуратно сложенными в стопочку и расфасованные по времени события. На дом осталось совсем немного. Он определял на вес. Не больше килограмма домой работы. За пару часов управится. Может, меньше.
-Джон, да, точно, совсем забыл, - говорил он сам себе, - пиво, да. Надо зайти в тот магазин по пути. Но сначала домой.
***
Первое, что видит Рокки придя домой – Воланд, спящий на блюдце с колбасой или чем-то там.
-Даров и пока, можешь ничего не говорить, я все равно тебя не возьму с собой, - он открыл ящик в рабочем столе и положил туда документы.
-Будешь баловаться, кормить не буду, - и захлопнул за собой дверь.

+1

9

В здании уже царил полумрак. Матовые светильники освещали только полки полные новых ещё с хрустящими страницами книг. Чем позднее становилось – тем меньше народу проскакивало. Шли уже в основном с работы, а работающим людям не до книг. Их ждет семья, дом, быт. Им не до чтения. Они думают, чем бы накормить мужа и куда завтра сунуть малолетнего ребёнка, пока вся семья будет на работе. У них совсем другим заполнена голова… Позднее будут заходить влюбленные девочки школьницы, тоненькие с косичками и хвостиками, а пока…. Народ занимался всем, чем душа желает. Аннет, сидя между полками, перелистывала сборник английской литературы, думала, как теперь быть с собакой. Ведь аллергия так просто не проходит. Не гулять? Попробуйте с такой «маленькой» собачкой дома управиться! Да и как, он же уже привык, что они вечно шатаются по улице, по парку, вместе ходят в магазин, часто даже вместе возвращаются с её работы, когда она особенно поздно идёт. Сегодня, кстати, нужно было его тоже взять с собой, вот как она пойдет одна по темным переулкам, в которых полно хулиганов и просто нехороших людей? Совсем не хочется напороться на кого-нибудь. Так то, Аннет не боялась темноты. Наоборот, она любила ночь. Она любила яркий, не ослепляющий, холодный свет луны и звезд. Любила ночную прохладу, этот особенный ночной воздух, летящий снег и тихий хруст. Но любила-то она всё это дома. Или когда шла, зная, что она под защитой, не озираясь по сторонам и не шарахаясь от каждой не совсем приятной черной тени. Но это уже второй вопрос, вот как пойдет домой, так и подумает. А сейчас нужно работой заниматься. Но не судьба. К ней заглянула Маргарет. Под видом разбора новых книг, она залезли в подсобку, уселись на стол, других сидячих мест здесь не было и разговорились.
Маргарет восторженно рассказывала, ох и ах. Болтая ногами, Аннет её слушала и иногда вставляла реплики в сторону «Ах, какой он был красивый». Ей было смешно и забавно слушать подружку, мило болтающую о пустяках, кажущимися такими важными в их возрасте. Через полчаса они начнут нести милую чушь и смеятся друг над другом. А потом пойдут снова перекладывать книги с одной полки на другую.
- Пошли завтра ко мне?
- Скучно дома стало? – Аннет пожала плечами и соскочила со стола.
- Не люблю долгие зимние вечера, не за одиночество, а за темноту. Вдвоем же, по-мойму, веселее.
- Да я то только за. Кто ж от халявы то отказывается.
- Ах вон оно как, Маргарет. Какие глубины я в тебе не знала.
- Ладно тебе, - Маргарет сунула ей в руки первую книгу и постепенно начала накладывать сверху следующие.
- Ты хочешь, чтобы я по дороге сломалась или что-нибудь сломала, а?
- Ой, прости, - девушка убрала с её рук верхние явно лишние три книги.
- Спасибо, я пошла, - и, балансируя между стопками и столами, она двинулась к выходу из подсобки. «Черт, почему у нас этим занимаются женщины? Почему нельзя иметь под рукой хотя бы одного мужчину, чтобы он таскал на себе всю эту гору книг?» Её мучил такой вопрос очень давно. Но руководство видимо ждало, пока кто-нибудь угробится сам и угробит ещё кого-нибудь. Получить такой книжкой по голове – совсем не смешно и не весело. Не успела Аннет дойти до стеллажей, как её уже позвали на первый этаж. Бросив книги как попало, «Дай же Бог, чтобы никто не увидел, иначе влетит же мне», она, откликаясь, побежала куда звали. Тут почему-то только Анна знала, что где и как лежит. Мало ли что подписано, почему, например, нельзя фантастику поискать в классике, а потом развопиться? Или какого-нибудь там Освальда в букве Д? Уладив все неурядицы внизу, она возвращается назад. Но тут же снова слышит вопль по свою душу. Как бы она уже хотела работать где-нибудь в другом месте! Сидеть тихонечко за столом и писать бумаги… Но делая умное лицо и милую улыбку, придется бежать, помогать и пытаться вернуться к делу.
Маргарет спокойно стаскивала книги к стеллажу, выставляла их так, чтобы потом удобно было подавать. Когда Аннет подошла, она уже закончила и молча любовалась своей работой.
- Ну, вперед!
- Лезь сама,- шатенка прочитала такой неподдельный ужас в глазах подруги, что согласилась.
- Тут совсем не высоко.
- А ты на первый этаж посмотри. И забудешь, что только что сказала.
- Нафига мне смотреть на первый этаж? Книги давай, - Маргарет подала ей тяжеленные книги и с радостью убежала подальше. «Молодец! А я что должна взад – вперед спускаться отсюда? Ну, Маргарет, только вернись!» Анна спустилась, взяла ещё книги и поднялась назад. «Где доказательства, что это стекло выдержит вес всех этих книг? А если рухнет?!» - только она подумала на тему «рухнет», как весь стеллаж с сильным грохотом полетел на неё. В процессе полета Аннет успела закрыть лицо и упасть так, чтобы насмерть не зашибиться. Странно, но на грохот никто не прибежал. Неужели всех прибило? Ибо она явно видела и чухала, как парочка самых тяжелых книг летела на первый этаж вместе с полкой, всё остальное сыпалось на неё. «Как чувствовала, что всё это однажды рухнет. Конечно, почему бы не на меня?» - девушка попыталась высвободить руки, а потом и самую себя. Цела осталась – это хорошо. Затем она перевешалась через перила, посмотрела вниз и поняла, что кроме себя попыталась прибить ещё кого-то. Всё – таки. Как только позволило ей её тело, которое только что пытались поломать, она скатилась по перилам и пошла спасать того, кого прибила.

+1

10

Уже вечер. Бежишь по скользкому тротуару, оставляя за собой сплошной след, извивающийся между чужими.
Двери в любимом стиле, которые открываются по силе разума, как только к ним подходишь. Этот магазинчик был весьма практичным. Продукты, канцелярия, еще где-то были диски и книги, но до второго этажа Рокки обычно не добирался, останавливался на вино-водочном отделе.
Народу были уже много, все спешили домой с работы, и пытались накупить как можно больше еды, как будто конец света наступил.
Взяв с прилавка упаковку пива, вмещающую в себя 6 бутылок, Деймос поколесил к кассе.
Очередь состояла где-то из пяти человек, которые набрали себе в телегу «полезных вещей». Ждать пришлось долго. Ну или ему так показалось. Его ведь ждали парни. Еда. И хоккей. Устроить срач без жены так по-мужски, если честно.
Но зато после него никто больше не рискнул встать. Он поставил коробку на дорожку, которая передвигалась прямо в лапы кассира.
И вот гром среди ясного неба. Под крышей магазина. Он не успел сообразить, как от бутылок остались только осколки, разлетевшиеся в стороны. Затем последовала какая-то стеклина, которая явно целилась, когда падала. Они прилетела прямо на него, разбившись в дребезги, но он хотя бы успел закрыться рукой.
Рука немного схлопотала, но это не страшно. Страшно то, что что-то тяжелое упало сверху на них. Кассир был в ауте. Походу, слабонервный, а нет, его везучесть могла сравниться с Рокки. Тому не хуже прилетело каким-то томиком.
А Деймос смотрел как уже ЕГО пиво растекается по прилавку, затем на пол, оставляя странные узоры. А ведь он уже заплатил. Ему было плевать на все. Его лишили пива.
И вот он, судя по взволнованному виду, виновник торжества. Опять. Она. Она быстро спускалась по лестнице со второго этажа, откуда и прилетели наши неопознанные объекты.
-Знаете, дамочка, так делать нельзя, - Рокки стряхивал с себя осколки. Ее лицо нужно было видеть. Кажется, она была в шоке от того, что это 3 случайная встреча за сегодня. Ну что поделаешь, если их пути совпадают.
-вам либо полки надо менять, либо мозги хозяевам этой идеи.

+1

11

Спустившись вниз, Аннет смогла целиком и полностью оценить масштаб происшествия. Лучше бы она сидела наверху и наблюдала всё оттуда: как разверзнется небо и разразится гром, как море поглотит всё без остатка, как болото проглотит всех и вся, как зыбучие пески начнут втягивать всё в себя. Но нет. Понадобилось ей сюда. Посмотреть, оценить. И если что, по максимальному быстро уносить отсюда ноги.
Судьба благоволила ей. Пришибла она всего лишь кассира и мужчину. Никаких истеричных дамочек в новомодных нарядах, никаких взбалмошных девиц, которые при падении сломали каблук или упаси господь – ноготь! Почти легким испугом отделалась. Но, озираясь кругом, её глаза уловили милую лужицы плавно растекающегося пива…. Так, истеричные дамочки и девицы в сторону. Мужик с пивом – это в сотню раз хуже, на своей шкуре уже проверено.
-Знаете, дамочка, так делать нельзя, - Аннет узнала этот голос. Третий раз за день? Никому не кажется, что это слишком? Ладно, если бы город был шибко-шибко маленький, так ведь нет. Но третья встреча… Объясняется всё довольно просто – видимо они живут в одном районе, или как иначе объяснить их встречи? Но раньше она этого мужчину не видела, а может быть, попросту не обращала внимания. Не любительница она глазеть по сторонам. Слишком плотный график, слишком много дел. Некогда отвлеченно вглядываться в толпу. Да и молодость, она очень избирательна. Она выискивает только то, что предоставляет ей хоть малейший интерес, а потом ложит нам это перед носом. Может быть, они и виделись сотню раз, и пересекались их пути многие тысячи раз.
В этой больнице они были не раз, но никогда не обращали внимания на другие кабинеты. (Пушок не интересовался, а у Аннеты были лишь одни мысли, как удержать своего песика от поползновения к другим пушистым и лысым созданиям). Мимо этого магазина они ходили практически каждое утро, а нынче встретились впервые, при этом попытавшись откусить ему ногу. (Он точно уверен, что нога ему нужна?!) Ну что ж, судьба-проказница. Третий так третий. Что там говорят, после третьего раза пора идти в гости и пить? Но бутыли с пивом то она разбила… А мужчина явно куда-то шел, одному ему потянуть всё это не под силу, или нет?! Так, чудеса или как вас там, выкладывайте все сразу.
- вам либо полки надо менять, либо мозги хозяевам этой идеи.
- Я за мозги, - а затем уже себе под нос – если они вообще там есть…
- Чем я могу вам помочь? – стыдно было бы просто так уходить, да и простым «помочь» она явно не отделается. И вообще полка сама упала. Когда книги сами на неё ставились по алфавиту. Да. И Аннет здесь абсолютно ни при чем. Как говорят, не при делах. Именно так.
- Вы уже заплатили, да? – она уже заведомо знала, что он ответит. Но она тут, правда, ни при чем. Она и сама пострадала. У неё вот плечо болит, и нога. и вообще она буквально с минуты на минуту умрет, именно так. Однако, пока Анна слишком долго мучилась и терзалась, что делать с мужиком – как его там? Черт, почему у неё такая плохая память на имена? – и его разлитым пивом, подоспело начальство.
- Господи, её ещё здесь не хватало, - Аннет смотрела, как к ней быстро-быстро приближается начальница с недобрым видом. Очень недобрым видом. Кто успел наклепать? Сама ведь она не слышала. Кто?! Ах да, девушка и не заметила, как пропал тот анемичного вида кассир. Прекрасно. Всё  просто прекрасно. «Мне капец. А может и нет» Аннет успевала ещё ухватиться за спасительную соломинку – доктора Деймоса. Пока он смотрел на её лицо, на котором каждую секунду менялось выражение – ужас, удивление, досада и тихая злость – Анна успела его схватить и затеряться с ним в толпе. «А теперь мы уносим ноги, вместе. Кассир переживет, тем более мы всё равно терпеть друг с другом не можем».
- Какое хоть пиво-то было? А бутылок сколько? Можно, мы решим дело мирно, без привлечения начальства, ладненько? – она так жалобно смотрела на него, хотя досада всё ещё тихонечко царствовала в ней. А может быть ему уже пиво не надо? Может, он уже похоронил все мечты относительно вечера?
Они остановились в каком-то отделе, где народ ещё сновал туда-сюда, не замечая происшествия. Да и что там, подумаешь, полка упала, делов то на двух пострадавших и на шесть бутылок пива. Всего то. А да, ещё на поломанную полку. Первая мысль была – «Хоть вы меня не убивайте».
- Она, то есть полка, сама упала, я не виновата, - еле слышно и очень быстро пролепетала девушка, - вы пострадавший, предложите выход из этой очень скверной ситуации, пока меня не нашли, упаси боже. «И вы, поверьте мне, душкой покажитесь, по сравнению с начальством».

+1


Вы здесь » The Flight To Nowhere » Alternative reality » От судьбы не уйдешь, если ушел, значит не судьба